Фруктоза усиливает патологический круг

Содержание

Вред фруктозы для здоровья

Фруктоза усиливает патологический круг

Фруктоза еще теснее связана с ожирением и диабетом, чем глюкоза. С точки зрения диетологии ни фруктоза, ни глюкоза не содержат жизненно необходимых питательных веществ

Фруктоза еще теснее связана с ожирением и диабетом, чем глюкоза. С точки зрения диетологии ни фруктоза, ни глюкоза не содержат жизненно необходимых питательных веществ. И в качестве подсластителей они похожи.

Тем не менее, фруктоза приносит больший вред здоровью человека по сравнению с глюкозой из-за своего уникального метаболизма в организме.

Обмен веществ глюкозы и фруктозы отличается во многих отношениях. Почти каждая клетка в нашем организме может использовать глюкозу для получения энергии, но никакие клетки не умеют использовать фруктозу.

Когда фруктоза попадает в наш организм, она может метаболизироваться только печенью.

 В то время как молекулы глюкозы могут рассеиваться по всему организму для использования в качестве энергии, молекулы фруктозы превращаются в управляемые ракеты, летящие в печень.

Когда мы едим много глюкозы, она начинает циркулировать практически в каждой клетке организма, которые помогают распределить эту нагрузку. Ткани тела, кроме печени, обрабатывают 80% съеденной глюкозы.

Каждая клетка в организме, в том числе клетки сердца, легких, мышц, мозга и почек готовы полакомиться с глюкозного «шведского стола». Это оставляет печени для переработки всего лишь 20%  глюкозной нагрузки.

Большая часть этой глюкозы превращается в гликоген для хранения, оставляя немного глюкозы в качестве субстрата для производства нового жира.

Чего нельзя сказать о фруктозе. Большие количества съеденного нутриента идут прямо в печень, потому что никакие другие клетки не могут помочь использовать или переработать ее, тем самым значительно увеличивая нагрузку на печень.

Уровни углеводов и инсулина в ней могут быть в 10 раз выше, чем в других частях системы кровообращения организма.

Таким образом, печень подвергается гораздо более высоким уровням углеводов — и фруктозы, и глюкозы — чем любой другой орган в нашем теле.

Сравните удар молотком и укол иглой: всё давление направлено на одну точку. Сахароза обеспечивает равные количества глюкозы и фруктозы. В то время, как целых 75 кг тканей обычного человека обрабатывают глюкозу, равное количество фруктозы должно быть отважно обработано только 2,2 кг печени.

Что это означает на практике: фруктоза, возможно, имеет в 20 раз больше шансов вызвать ожирение печени (ключевая проблема ведущая к инсулинорезистентности) по сравнению с одной глюкозой.

Это объясняет, каким образом многие примитивные сообщества могли переносить чрезвычайно высокоуглеводные диеты без развития гиперинсулинемии или резистентности к инсулину.

Печень преобразует фруктозу в глюкозу, лактозу и гликоген. Нет никаких ограничений в этой системе обмена веществ для фруктозы. Чем больше вы едите, тем больше вы обрабатываете.

Когда ограниченные запасы гликогена заполнены, избыток фруктозы переходит непосредственно в жир печени через де-ново липогенез (DNL).

Перекармливание фруктозой может увеличить DNL в 5 раз, а замена глюкозы на равный по калорийности объём фруктозы увеличивает объем жира в печени на 38% в течение всего 8 дней. Именно это ожирение печени имеет решающее значение для развития резистентности к инсулину.

Способности фруктозы вызывать ожирение печени уникальны среди углеводов. Ожирение печени непосредственно вызывает резистентность к инсулину, приводя в движение порочный круг: гиперинсулинемия — резистентность к инсулину.

Кроме того, этот вредный эффект фруктозы не требует высоких уровней глюкозы или инсулина в крови, чтобы посеять хаос.

Действуя через жировую болезнь печени и резистентность к инсулину, этот ведущий к ожирению эффект не заметен в краткосрочной перспективе — только на протяжении длительного времени.

Метаболизм этанола (спирта) весьма похож на метаболизм фруктозы. После проглатывания, ткани тела могут усвоить только 20% спирта, оставляя 80% для вывода непосредственно в печень, где он метаболизируется в ацетальдегид, стимулирующий де-ново липогенез. Суть заключается в том, что алкоголь просто превращается в печеночный жир.

Чрезмерное потребление этанола является хорошо известной причиной жировой дистрофии печени. Так как ожирение печени – это важный шаг на пути к резистентности к инсулину, неудивительно, что чрезмерное употребление этанола также является фактором риска развития метаболического синдрома.

Фруктоза и резистентность к инсулину

Тот факт, что переедание фруктозы может вызвать резистентность к инсулину, был известен еще в 1980 году.

Здоровым участникам исследования давали избыточную фруктозу соответствующую 1000 калорий в день, и результаты показали ухудшение их чувствительности к инсулину на 25% — и это после 7 дней эксперимента! Тем, кому давали дополнительные 1000 калорий глюкозы в день, не показали подобного ухудшения.

Более позднее исследование 2009 года подтвердило, насколько легко фруктоза вызывает резистентность к инсулину у здоровых добровольцев. Испытуемым давали 25% от их ежедневных калорий в виде Kool-Aid (бренд ароматизированного напитка от компании Kraft Foods), подслащенного либо глюкозой, либо фруктозой.

Хотя эти дозировки могут показаться высокими, многие сейчас потребляют примерно такой же объем сахара в своем рационе. В группе с фруктозой, в отличие от группы с глюкозой, увеличилась резистентность к инсулину так стремительно, что участники вполне могли быть продиагностированы как пред-диабетики.

Ещё примечательнее другой факт: для развития подобного состояния понадобилось только 8 недель переедания фруктозы.

Всего 6 дней избытка фруктозы в вашем рационе вызывает резистентность к инсулину. 8 недель потребуется, чтобы получить пред-диабетическое состояние.

Что же произойдет после десятилетий высокого потребления фруктозы? Результатом станет эпидемия сахарного диабета — то, что происходит сейчас с нами.

Переедание фруктозы стимулирует ожирение печени и приводит непосредственно к резистентности к инсулину.

В переедании фруктозы действительно есть что-то зловещее. Да, доктор Роберт Ластиг прав. Сахар  — это яд.

Факторы токсичности

Существует ряд причин, определяющих токсичность фруктозы.

Во-первых, ее обмен веществ происходит исключительно в печени, поэтому практически весь ее объем после попадания в наш организм хранится в виде вновь созданного жира. В отличие от глюкозы, которую абсолютно все клетки могут метаболизировать.

Во-вторых, фруктоза преобразуется без ограничений. Чем больше мы потребляем фруктозы, тем интенсивнее происходит процесс печёночного де-ново липогенеза, и тем сильнее ожирение печени.

Нет естественных тормозов в нашей системе, чтобы замедлить производство нового жира.

Фруктоза непосредственно стимулирует DNL независимо от инсулина, поскольку диетическая фруктоза оказывает минимальное влияние на уровень глюкозы или инсулина в крови.

Метаболизм фруктозы регулируется менее жестко. Таким образом, он может перегрузить «экспортный механизм» печени, приведя к чрезмерному накоплению жира в ней. Мы поговорим о том, как печень пытается избавиться от вновь созданного жира в следующей главе.

В-третьих, в организме не предусмотрено другой альтернативы для обработки фруктозы. Избыток глюкозы хранится безопасно и легко в печени в качестве гликогена.

При необходимости гликоген трансформируется обратно в глюкозу для легкого доступа к энергии. Фруктоза не имеет еще одного механизма для удобного хранения.

Она метаболизируется в жир, который не может легко быть преобразован обратно.

Поскольку фруктоза является натуральным сахаром, а также считается частью рациона человека с древнейших времен, мы должны всегда помнить первый принцип токсикологии.

«Всё — яд, всё — лекарство; то и другое определяет доза». Тело имеет возможность обрабатывать небольшое количество фруктозы.

Это не означает, что оно способно обрабатывать неограниченное ее количество без негативных последствий для здоровья.

Выводы

Фруктоза когда-то считались безвредной из-за своего низкого гликемического индекса. В краткосрочной перспективе, очевидных рисков для здоровья мало. Фруктоза проявляет свою токсичность в основном за счет долгосрочных эффектов, ведя к ожирению печени и резистентности к инсулину. Этот эффект часто измеряется десятилетиями, что приводит к немалому количеству дискуссий.

Таким образом, сахароза или высокофруктозный кукурузный сироп, примерно с равными частями глюкозы и фруктозы, играют двойную роль в процессе ожирения и развитии диабета 2 типа. Это не просто «пустые калории». Это нечто гораздо более зловещее, и люди постепенно начинают это понимать.

Глюкоза – рафинированный углевод, который напрямую стимулирует инсулин.

Тем не менее, большая его часть может сжечься для получения энергии, оставив лишь небольшие количества продуктов обмена в печени.

Тем не менее, очень высокие уровни потребления глюкозы также приводят к ожирению печени. Эффекты от потребления глюкозы очевидно проявляются в изменении ее уровня в крови и ответной реакции инсулина.

Переедание фруктозы производит жировое перерождение печени, что, в свою очередь, непосредственно создает резистентность к инсулину. Фруктоза на пять-десять раз чаще способна спровоцировать ожирение печени по сравнению с глюкозой, создавая зловещий порочный круг.

Устойчивость к инсулину приводит к гиперинсулинемии, так как организм пытается «преодолеть» это сопротивление.

Тем не менее, все это имеет неприятные последствия, потому что  гиперинсулинемия усугубляется сопутствующей глюкозной нагрузкой, которая ведет к углублению состояния резистентности к инсулину.

Поэтому сахароза стимулирует выработку инсулина, как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. Таким образом, сахароза в разы более вредоносна, чем содержащие глюкозу крахмалы, такие, как амилопектин.

Глядя на гликемический индекс, эффект от глюкозы очевиден, а эффект от фруктозы полностью скрыт.

Этот факт уже давно ввел в заблуждение ученых, преуменьшавших роль сахара в эпидемии ожирения.

Воздействие инсулинорезистентности на ожирение накапливается в течение многих лет или даже десятилетий, прежде чем становится очевидным. Краткосрочные исследования полностью упускали этот эффект.

Недавний системный анализ, рассмотревший множество исследований продолжительностью менее недели, пришёл к выводу, что фруктоза не вызывает особого эффекта, помимо содержащихся в ней калорий. Но последствия потребления фруктозы, например, ожирение, развиваются в течение десятилетий, а не недель.

Если бы мы полагались на анализ только краткосрочных исследований о вреде курения, мы могли бы сделать ту же ошибку: посчитать, что курение не вызывает рак легких.

Сокращение в своем рационе сахара и сладостей всегда считается  первым шагом к снижению веса практически во всех диетах на протяжении всей истории человечества.

Сахароза – это не просто пустые калории или рафинированный углевод. Она гораздо опаснее, так как одновременно стимулирует и выработку инсулина и резистентность к нему.

Наши предки всегда знали этот факт, даже если они не знали физиологии.

Мы попытались отрицать это на протяжение нашей 50-летней одержимости калориями. Пытаясь обвинить во всем избыточную калорийность, мы не распознали естественную опасность от переедания фруктозы.

Но невозможно бесконечно отвергать истину, а за невежество приходится дорого платить. Мы поплатились двойной эпидемией: сахарного диабета 2 типа и ожирения. Но уникальные свойства сахара, ведущие к ожирению, были, наконец-то, снова признаны.

Это была истина, котороая подавлялась на протяжение долгого времени.

Так что, когда доктор Ластиг представил свою лекцию в 2009 году и заявил, что сахар является ядом, весь мир слушал его с напряженным вниманием.

Поскольку этот профессор эндокринологии говорил нам то, что мы уже инстинктивно знали и считали верным.

Несмотря на все банальные возражения и заверения, что сахар не является проблемой, мир уже знал, в глубине души, настоящую правду. Сахар  — это яд. опубликовано econet.ru

доктор Джейсон Фанг

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление – мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/articles/155795-fruktoza-vsyo-yad-vsyo-lekarstvo-to-i-drugoe-opredelyaet-doza

Мальабсорбция фруктозы

Фруктоза усиливает патологический круг

Мальабсорбция фруктозы (англ. fructose malabsorption), также пищевая непереносимость фруктозы (англ. dietary fructose intolerance) — пищеварительное расстройство, при котором всасывание фруктозы нарушено из-за недостатка белка-переносчика фруктозы в энтероцитах тонкой кишки. Это приводит к повышенной концентрации фруктозы во всём кишечнике.

По симптоматике данное расстройство схоже с синдромом раздражённого кишечника (СРК). Однако, среди страдающих СРК распространённость мальабсорбции фруктозы не превышает таковой для нормальной популяции. В некоторых случаях мальабсорбция может быть вызвана заболеваниями, при которых происходит повреждение кишечника, таких как целиакия.

Мальабсорбцию фруктозы не следует путать с наследственной непереносимостью фруктозы — потенциально опасным для жизни заболеванием, при котором в организме наблюдается дефицит ферментов печени, отвечающих за расщепление фруктозы.

Всасывание фруктозы происходит в тонкой кишке без помощи пищеварительных ферментов. Даже организм здорового человека может усвоить только 25-50 грамм фруктозы за приём пищи. Люди с нарушением всасывания фруктозы могут усвоить менее 25 грамм за приём пищи.

Одновременное употребление фруктозы и сорбитола может усиливать мальабсорбцию фруктозы. В толстой кишке фруктоза, которая не была усвоена ранее, снижает осмотическое всасывание воды и метаболизируется кишечными бактериями в короткоцепочечные жирные кислоты с выделением водорода, углекислого газа и метана.

Повышенную концентрацию водорода может быть определяемо при помощи водородного дыхательного теста.

Мальабсорбция фруктозы приводит к увеличению осмотической нагрузки, быстрой бактериальной ферментации, изменению моторики желудочно-кишечного тракта, образованию биоплёнки слизистой кишечника и изменениям кишечной микрофлоры. Клиническая значимость этих эффектов зависит от реакции кишечника на них. Среди эффектов мальабсорбции фруктозы также снижение уровня триптофана, фолиевой кислоты и цинка в крови.

Отказ от употребления фруктозы и/или фруктанов позволяет облегчить симптомы у многих пациентом с функциональными расстройствами кишечника.

Мальабсорбция глюкозы может вызывать желудочно-кишечные симптомы, такие как абдоминальная боль, вздутие живота, метеоризм и диарея.

Диагностика подобна определению непереносимости лактозы. В настоящее время используется водородный дыхательный тест. Однако, некоторые исследователи заявляют, что этот тест не подходит для диагностики, поскольку отрицательный результат не исключает возможности улучшения состояния при ограничении приёма фруктозы.

На 2015 год не разработано конкретных методов лечения, однако особая диета и фермент ксилозоизомераза могут способствовать нормализации пищеварения.

Одновременное употребление фруктозы вместе с глюкозой улучшает усвояемость фруктозы и может предотвратить проявление симптомов мальабсорбции.

Например, больные могут хорошо переносить бананы или грейпфрут, поскольку они содержат схожее количество фруктозы и глюкозы, и в то же время плохо переносить яблоки, в которых фруктозы больше, чем глюкозы.

Глюкозоизомераза

Глюкозоизомераза способствует преобразованию фруктозы в глюкозу. Пищевые добавки на основе глюкозоизомеразы могут снижать симптомы заболевания.

Диета

Продукты, которые следует избегать при мальабсорбции фруктозы:

  • еда и напитки, в которых содержание фруктозы на 100 грамм продукта превышает содержание глюкозы более чем на 0,5 грамм, а также содержащие более 0,2 г фруктанов на приём пищи. Употребление более 3 грамм фруктозы за один приём пищи называется высокой фруктозной нагрузкой и может провоцировать симптомы мальабсорбции. Однако, важность концепта высокой фруктозной нагрузки для успеха диеты не исследована;
  • продукты со значительным превышением количества фруктозы над количеством глюкозы. Глюкоза улучшает всасывание фруктозы, поэтому продукты с соотношением фруктоза-глюкоза менее 1, например белый картофель, усваиваются хорошо, в то время как продукты с соотношением более 1, например яблоки и груши, часто вызывают проблемы, независимо от общего количества фруктозы в них;
  • продукты, богатые фруктанами и FODMAP, включая артишоки, спаржу, лук-порей, чеснок и продукты на основе пшеницы, в том числе хлеб, пирожные, пироги, пицца и другие.
  • продукты, содержащие сорбит, например некоторые виды диетических продуктов, слива; ксилит и другие многоатомные спирты, как правило, используемые в качестве подсластителей.

Добавление высокоглюкозных продуктов к высокофруктозным может помочь всасыванию излишков фруктозы.

Роль фруктанов в мальабсорбции фруктозы ещё исследуется. Однако, рекомендуется ограничить их употребление 0,5 граммами на приём пищи. Употребления продуктов, содержащих инулин и фруктоолигосахариды (оба фруктаны), следует избегать.

Рекомендации по диете

Исследователи Университета Монаша в Австралии разработали рекомендации относительно состава диеты для контроля мальабсорбции фруктозы, в частности для людей, страдающих синдромом раздражённого кишечника.

Нерекомендуемые продукты (с содержанием фруктозы, превышающим содержание глюкозы)

  • Фрукты — яблоко, груша, гуава, дыня, папайя, айва, карамбола, арбуз.
  • Сухофрукты — яблоко, груша, смородина, финики, инжир, изюм, кишмиш.
  • Креплёное вино
  • Продукты с добавлением сахаров, таких как нектар агавы, кукурузные сиропы, фруктовые концентраты.

Фруктоза и фруктаны относятся к FODMAP, которые могут провоцировать расстройства ЖКТ.

Диета с низким содержанием FODMAP может использоваться для борьбы с расстройствами пищеварительной системы, такими как синдром раздражённого кишечника.

Источник: https://meddocs.info/chapter/malabsorbciya_fruktozi

Фруктоза — враг человека?

Фруктоза усиливает патологический круг

Во второй половине ХХ века стало быстро расти количество больных метаболическим синдромом и сахарным диабетом 2-го типа. Для них характерны инсулиновая резистентность (о ней см.

 «Химию и жизнь», 2013, № 7, Разные лица инсулиновой резистентности), то есть невосприимчивость клеток к сигналам инсулина, и гипергликемия (повышенный уровень глюкозы в крови), а для диабета еще и нарушения секреции инсулина.

Таким людям вреден сахар, и специалисты в области питания предложили заменить его чистой фруктозой, благо она, в отличие от глюкозы, не влияет на секрецию инсулина. Время шло, количество больных продолжало стремительно расти.

И если сто лет назад диабет-2 считали редким недугом, который свойствен преимущественно людям, страдающим ожирением и подагрой, то сейчас им болеют более 200 млн человек, причем эта болезнь часто развивается вне связи с классическим ожирением. Следовательно, должна быть какая-то другая причина возникновения диабета. Подумавши, специалисты решили, что виновата фруктоза.

Фруктоза — простой сахар, придающий сладость фруктам и меду, однако сейчас мы получаем ее в основном из сахарозы, или столового сахара. В кишечнике сахароза расщепляется на фруктозу и глюкозу, которые всасываются в его стенки (рис. 1).

Есть еще кукурузный сироп с высоким содержанием фруктозы (далее для краткости просто сироп), его стали использовать как подсластитель в начале 1970-х. Как правило, в нем 55% фруктозы и 45% глюкозы.

В США его щедро добавляют в безалкогольные напитки, пирожные, десерты и другие сладкие продукты.

С 1999 по 2004 год жители западных стран увеличили потребление фруктозы почти на треть. Один из главных фруктозосодержащих продуктов — подслащенные сиропом напитки, на долю которых в США приходится до 10% потребляемой энергии.

По данным эпидемических исследований, с ростом потребления фруктозы растет число страдающих метаболическим синдромом, сахарным диабетом-2 и сердечно-сосудистыми заболеваниями, причем это не только взрослые люди, но и подростки. Фруктоза вызывает невосприимчивость к лептину (гормону жировой ткани), что увеличивает аппетит и потребление пищи. Получается, что чем больше фруктозы мы поглощаем, тем чаще болеем, и ученые даже объяснили почему.

Бесконтрольный метаболизм

По данным американских служб, контролирующих здоровье и питание граждан, приверженцы западной диеты потребляют 85–100 г фруктозы в день. Она, как и глюкоза, хорошо всасывается в кишечнике и быстро метаболизируется в клетках печени, однако превращение этих сахаров происходит по-разному (рис. 2).

В печени глюкоза превращается в пируват. Это превращение регулируют ферменты гексокиназа (глюкокиназа) и фосфофруктокиназа, которые переносят фосфатную группу с молекулы АТФ на молекулу сахара.

Их активность зависит от концентрации конечных продуктов реакции: когда она достигает определенного уровня, ферменты прекращают работу.

Благодаря этому пируват не образуется в чрезмерных количествах, а концентрация АТФ в клетке остается постоянной.

Фруктоза тоже превращается в пируват, но идет к этой цели другим путем. Гексокиназа почти не участвует в метаболизме фруктозы, фосфатную группу к ней присоединяет другой фермент, фруктокиназа (кетогексокиназа), которую принято обозначать латинскими буквами КНК. Этот фермент не реагирует на концентрацию конечных продуктов реакции и работает, пока не управится со всей наличной фруктозой.

Из пирувата в дальнейшем образуется ацетил-КоА, который участвует в синтезе жирных кислот, и в случае фруктозы синтез этот неконтролируемый. Кроме того, из-за «бесконтрольности» КНК в клетке истощаются запасы АТФ и фосфатов. Зато АМФ (продукт расщепления АТФ) оказывается в избытке и распадается с образованием мочевой кислоты — побочного продукта метаболизма фруктозы.

Благодаря бесконтрольной активности КНК у человека, потребившего много фруктозы, сразу после трапезы существенно возрастает содержание триглицеридов и мочевой кислоты в крови.

Возможно, такая странная метаболическая особенность возникла в те времена, когда подходящая пища появлялась внезапно и редко, надо было съесть сразу много и съеденное запасти.

При постоянной угрозе голода способность наесться впрок жизненно необходима, но при избытке пищи умение, а главное, желание переедать имеет серьезные последствия.

Фруктозное ожирение и другие неприятности

У регулярно потребляющих фруктозу синтез жирных кислот идет активнее, чем при эквимолярной концентрации глюкозы. Соединяясь с глицерином, жирные кислоты образуют триглицериды (сейчас их также называют триацилглицеринами) и покидают печень в виде липопротеиновых комплексов.

От сладких напитков с фруктозой концентрация триглицеридов в плазме крови растет быстрее и дольше держится на высоком уровне, чем от напитков, содержащих глюкозу.

Неконтролируемый метаболизм фруктозы при высоком ее потреблении приводит к повышенному уровню триглицеридов в крови и отложению жиров в висцеральной жировой ткани (ткани, окружающей внутренние органы).

Задача адипоцитов, клеток жировой ткани, в том и состоит, чтобы хранить жиры, там же при необходимости происходят их деградация и синтез. Но от избытка жирных кислот адипоциты буквально распирает, и они усиливают секрецию адипокинов — гормонов жировой ткани.

Их несколько, и функции у них разные, в том числе они повышают кровяное давление, влияют на образование новых сосудов, вызывают воспаление и инсулиновую резистентность, ухудшают работу почек. Клетки, перегруженные жирными кислотами, страдают от окислительного стресса и инсулиновой резистентности.

Единственный адипокин, синтез которого в увеличенных клетках жировой ткани снижается, это адипонектин, участвующий в регуляции уровня глюкозы и расщеплении жирных кислот. Когда уровень адипонектина падает, концентрация глюкозы в крови растет, и сочетание этих признаков указывает на риск развития диабета-2.

На работе почек низкий уровень адипонектина тоже сказывается отрицательно.

Избыток жиров приводит к гибели адипоцитов, их смерть также вызывает воспаление. Вслед за адипоцитами липиды начинают откладываться в печени и мышцах. Ожиревшие органы плохо воспринимают сигналы инсулина, глюкоза в них не поступает, клетки голодают.

А еще фруктоза препятствует нормальной дифференцировке адипоцитов. Механизм этого эффекта не вполне ясен.

Избыток триглицеридов вызывает дисфункцию эндотелия. Эндотелий отделяет стенки артерий от элементов крови и очень важен для поддержания сосудистого гомеостаза. Частицы липидов низкой плотности из кровяного русла вторгаются в эндотелий и окисляются, вызывая воспаление и риск развития сердечно-сосудистых заболеваний.

Значительной биологической активностью обладает и мочевая кислота, побочный продукт метаболизма фруктозы. Она в том числе стимулирует экспрессию КНК и непосредственно вызывает дисфункцию адипоцитов.

Мочевая кислота влияет на синтез некоторых биологически активных веществ, выделяемых адипоцитами, и таким образом может воздействовать на регуляцию энергетического баланса, метаболизм липидов, чувствительность к инсулину, иммунный ответ, ангиогенез, состояние эндотелия, артериальное давление, свертывание крови и острое воспаление.

Одним из доказательств вредного воздействия мочевой кислоты служит тот факт, что аллопуринол — препарат, снижающий концентрацию мочевой кислоты в крови, улучшает состояние крыс, питающихся фруктозой, в том числе нормализует давление, содержание триглицеридов и инсулина в крови, смягчает инсулиновую резистентность и заболевание микрососудов почек.

А еще аллопуринол улучшает функционирование эндотелия, также подверженного разрушительному воздействию мочевой кислоты.

Она вызывает в клетках эндотелия образование активных форм кислорода и окислительный стресс, который усиливает воспаление, индуцирует агрегацию тромбоцитов и подавляет синтез оксида азота, расширяющего сосуды. Невозможность достаточно увеличить просвет сосудов вызывает гипертензию.

При нехватке NO капилляры мышц сужены настолько, что ограничивают доступ инсулина и, следовательно, препятствуют поступлению глюкозы в клетки. Возможно, именно дисфункция эндотелия и обеспечивает связь между гипертензией и инсулиновой резистентностью.

Многие эффекты мочевой кислоты доказаны в экспериментах на мышах и при клинических исследованиях. Но чтобы разобраться в механизмах ее действия, работу необходимо продолжать.

Не стоит спешить с выводами

Лабораторные, клинические и эпидемические исследования последних лет привели многих ученых к убеждению, что именно усиленное потребление фруктозы, отмечаемое в последние десятилетия, ответственно за гиперлипидемию, высокое кровяное давление, высокое содержание глюкозы в крови, склонность к образованию тромбов и воспалительным реакциям, а также связано с сердечными и почечными нарушениями и повинно в эпидемии сахарного диабета-2 (рис. 3). Вслед за учеными фруктозу признали вредной и популярные издания, некоторые даже пишут, что лучше есть жир, чем фруктозу.

В создавшейся ситуации медики просто обязаны предложить какой-то выход. Идеальным решением было бы свести к минимуму содержание фруктозы в пищевых продуктах, но идеал, как известно, недостижим. Значит, будем лечиться. Спектр теоретических возможностей широк.

Можно подобрать препараты, регулирующие активность КНК; ограничить доступ фруктозы в клетки (для этого надо каким-то образом заблокировать белки-транспортеры фруктозы, с помощью которых она попадает из крови в гепатоциты); использовать препараты, снижающие влияние фруктозной диеты на диабет и инсулиновую резистентность (такие есть).

Получается, что человечество стоит перед выбором: либо пить только молоко и воду, либо, сохранив в меню привычные сладкие напитки и калорийные сладости, заедать их таблетками.

Однако у фруктозы есть немало защитников, точнее, противников ее шельмования, которые призывают не торопиться с выводами. Они напоминают, что в повседневной жизни фруктоза поступает в организм не в чистом виде, а вместе с другими углеводами и активно участвует в общем углеводном обмене.

Она контролирует активность гексокиназы, основного фермента метаболизма глюкозы, благодаря чему регулирует потребление глюкозы в печени и синтез гликогена. Присутствуя в пище в небольших количествах, она повышает толерантность к глюкозе.

Нельзя сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что от 30 до 50% попавшей в гепатоциты фруктозы превращается в глюкозу (см. рис. 2).

Проанализировав биохимические процессы, происходящие в разных частях клетки (митохондриях и цитозоле), исследователи пришли к выводу, что действие чистой фруктозы нельзя сравнить с эффектом обоих сахаров. Возможно, нормальный метаболизм фруктозы требует присутствия глюкозы.

Основные источники фруктозы, сахар и сироп, содержат значительное количество глюкозы, исключительно фруктозная диета существует только в экспериментальных условиях.

Причем в этих экспериментах фруктозу обычно вводят в организм в количествах, существенно превышающих ее содержание в высококалорийной диете.

Вообще, методики, которыми пользуются обвинители глюкозы, вызывают серьезные нарекания у ее защитников. Значительную часть результатов исследователи получили на культурах клеток, в экспериментах с грызунами, которых все-таки нельзя назвать идеальной биохимической и физиологической моделью человека, и в ходе эпидемиологических исследований.

Обобщать результаты этих исследований трудно, поскольку они различаются дизайном и длительностью и к тому же не дают возможности порознь оценить специфические эффекты фруктозы и глюкозы, отделить их от эффекта сахаров вообще.

Чтобы проанализировать действие каждого из сахаров в чистом виде, исследовать практически не изученное влияние низких концентраций фруктозы, установить безопасные пороги потребления фруктозы и глюкозы, необходимы тщательно продуманные клинические испытания, а их пока крайне мало.

Справедливости ради отметим, что большинство «антифруктозных» научных публикаций указывает на необходимость дальнейших исследований, поэтому единогласный приговор фруктозе научное сообщество не вынесло.

Люди часто склонны то ополчаться на какой-нибудь продукт (ни крошки холестерина, ни капли алкоголя), то видеть в нем панацею. Однако не стоит оценивать пищевые продукты в терминах «хороший» и «плохой». В вопросах питания, как и во всяком деле, важно соблюдать меру.

Создание запасов жира или гликогена — абсолютно нормальные биохимические реакции, равно как и участие фруктозы в этих процессах. Другое дело, если мы едим углеводы постоянно и в избытке.

Их ограниченное потребление вкупе с физической активностью — лучшая стратегия борьбы с ожирением, диабетом и метаболическим синдромом, одобренная научным сообществом. Обратите внимание, речь идет об углеводах вообще, а не о фруктозе и даже не о сахаре.

В некоторых случаях пациентам с диабетом-2 удаление крахмала из рациона помогало лучше, чем воздержание от сахара.

В этой статье аргументы противников фруктозы и их оппонентов изложены по необходимости кратко и неподробно. Сомнений в добросовестности ученых нет, основная проблема заключается в том, что достоверных исследований очень мало, и это обстоятельство не позволяет пока решить, действительно ли фруктоза враг человека.

Литература:
1. Z. Khitan, D. H. Kim. Fructose: A Key Factor in the Development of Metabolic Syndrome and Hypertension // Journal of Nutrition and Metabolism, 2013, doi: 10.1155/2013/682673.
2. R. D. Feinman, E. J. Fine.

Fructose in perspective // Nutrition & Metabolism, 2013, 10:45, doi: 10.1186/1743-7075-10-45.
3. G. Jia, A. R. Aroor, A. T. Whaley-Connell, J. R. Sowers.

Fructose and Uric Acid: Is There a Role in Endothelial Function? // Current Hypertension Reports, 2014, 16, 434, doi: 10.1007/s11906-014-0434-z.

Источник: http://elementy.ru/nauchno-populyarnaya_biblioteka/433206/Fruktoza_vrag_cheloveka

Фруктоза усиливает патологический круг

Фруктоза усиливает патологический круг

Ученые из Федеральной высшей технической школы Цюриха обнаружили ранее неизвестный молекулярный механизм, который управляется фруктозой и может привести к расширению сердца и сердечной недостаточности.

Высокое потребление фруктозы может привести к неконтролируемому росту кардиомиоцитов и сердечному приступу

«Пройдитесь по любому супермаркету и посмотрите на этикетки продуктов питания, и Вы увидите, что многие из них содержат фруктозу, часто в виде сахарозы (столовый сахар)», — вот как говорит Вильгельм Крек, профессор клеточной биологии в Институте молекулярных медицинских наук в Федеральной высшей технической школы Цюриха, обобщая проблемы с сегодняшним питанием. Готовые продукты питания и, в частности, безалкогольные напитки, и, даже на первый взгляд полезные, фруктовые соки содержат фруктозу в качестве искусственной добавки – часто в больших количествах. В последние десятилетия фруктоза распространилась по всему продовольственному рынку, потому что ее считают менее вредной, чем глюкоза. В отличие от глюкозы, фруктоза еле-еле повышает уровень глюкозы крови и секрецию инсулина. Это позволяет избежать частых всплесков секреции инсулина после любого употребления глюкозы, которые считают вредными. Кроме того, фруктоза слаще на вкус.

Но существует и обратная сторона медали: печень очень эффективно превращает фруктозу в жир.

Люди, употребляющие очень много пищи с высоким содержанием фруктозы, со временем начнут страдать от избыточного веса, у них развивается повышенное артериальное давление, дислипидемия с жировой дистрофией печени и инсулинорезистентностью – симптомы, которые врачи объединили вместе под названием метаболического синдрома.

Неограниченный рост сердечной мышцы

Новая статья профессора Крека и члена его команды Питера Миртшчинка описывает дальнейший, более тревожный побочный эффект фруктозы.

Исследователи обнаружили ранее неизвестный молекулярный механизм, который указывает на фруктозу, как на ключевой фактор неконтролируемого роста сердечной мышцы – состояние, которое может привести к тяжелой сердечной недостаточности. Их исследования недавно опубликованы в журнале Nature.

Когда человек имеет высокое артериальное давление, сердце должно расти, так как ему труднее перекачивать кровь по кровеносной системе. Эти растущие клетки сердечной мышцы нуждаются в значительном количестве кислорода.

Однако, если для адекватного снабжения усиленного роста недостаточно кислорода, клетки переходят на альтернативные источники энергии. Вместо того, чтобы получать энергию из жирных кислот, они больше зависят от анаэробного процесса под названием гликолиз (расщепление сахаров).

Если кардиомиоциты получают фруктозу, в дополнение к глюкозе, это может запустить патологическую цепную реакцию.

Переключатель метаболизма фруктозы

В исследовании, команда ученых продемонстрировала, что нехватка кислорода в кардиомиоцитахвызывает появление молекулы HIF. Это универсальный молекулярный переключатель, который вызывает выработку кардиомиоцитамикетогексокиназы-С (КГК-С) – центрального фермента в метаболизме фруктозы.

КГК-С имеет высокое сродство с фруктозой, и поэтому может перерабатывать ее очень эффективно. Производство КГК-С также может усиливать эффект гликолиза.

Поскольку метаболизм фруктозы не имеет никакой негативной регуляции обратной связи, начинается замкнутый круг, который приводит к сердечной недостаточности.

Для того, чтобы исследовать этот механизм, ученые использовали не только мышиные модели, но и биологические образцы от пациентов с патологическим расширением сердца, вызванным аортальным стенозом.

Образцы кардиомиоцитов, собранные хирургами во время операций на сердце, позволили исследователям доказать, что эти клетки действительно имеют больше молекул HIF и КГК-С.

У мышей, которые страдали от хронического высокого артериального давления, исследователи инактивировали фермент КГК, что на самом деле затормозило расширение сердца.

Один ген, два фермента

Еще один факт, заслуживающий внимания, состоит в том, что организм также содержит КГК-А – фермент, очень похожий на КГК-С, за исключением того, что имеет плохое сродство с фруктозой. Оба эти ферменты имеют одинаковый генетический код; разница между ними появляется от того, как проходит процессинг и сплайсинг их информативной РНК.

В зависимости от необходимости, может быть создан один из двух вариантов из одного и того же гена, что приводит к образованию одного из двух разных ферментов. Эксперты называют этот процесс «альтернативным сплайсингом». Профессор Крек объяснил: «Около 95% всех человеческих генов подвергаются альтернативному сплайсингу.

Это способ создания удивительного разнообразия белков, ферментов и регуляторов в человеческом организме».

В норме, в первую очередь клетки печени вырабатывают фермент КГК-С; другие органы вырабатывают почти исключительно КГК-А.

Теперь впервые исследователи показали, что даже такой орган, как сердце, способен вырабатывать КГК-С, более эффективный фермент, если оно подвергается стрессовым факторам. Для этого HIF активирует фактор сплайсингаSF3B1.

Эта молекула часто генетически повышена при многих видах рака, что, возможно, указывает на то, что даже рост опухоли может зависеть от фруктозы.

Нормальное употребление фруктов – безопасно

Большие количества фруктозы добавляют к многим продуктам питания, но особенно в сладкие и безалкогольные напитки. Эта практика повысила потребление кукурузного сиропа с высоким содержанием фруктозы на одного человека в США между 1970 и 1997 годами от 230 г в год до больше 28 килограммов в год.

Но Миртшчинк уверяет, что употребление нормального количества фруктов каждый день является безопасным и полезным для здоровья. «Кроме фруктозы, фрукты содержат много важных микроэлементов, витаминов и клетчатки», — говорит он.

Люди должны, однако, избегать чрезмерного употребления сладких безалкогольных напитков и фруктовых соков – они часто имеют дополнительный сахар, – а также готовых блюд и других продуктов питания, в которые добавляют большие количества фруктозы для придания аромата.

«Даже такой излишек фруктозы может привести в действие механизм, который мы описали, в том случае, если присутствует один из стрессовых факторов, например, — клапанная болезнь сердца или высокое артериальное давление», — подчеркивает Миртшчинк.

Источник: http://farmamir.ru/2015/06/fruktoza-usilivaet-patologicheskij-krug/

Непереносимость фруктозы: причины, классификация, симптомы, проведение тестов, коррекция и принципы питания

Фруктоза усиливает патологический круг

Непереносимость фруктозы у взрослых и детей является генетически обусловленным заболеванием, при котором в организме наблюдается недостаток фермента, расщепляющего ее на полезные элементы. Ослабленный иммунитет способствует ухудшению состояния.

При недостаточном количестве фруктозо-1-фосфатальдолаза пища плохо усваивается, начинается процесс брожения в кишечнике. Остатки непереваренных веществ плохо выводятся из организма.

По причине этого формируется избыточное накопление фруктозо-1-фосфата в печени, почках и кишечнике.

Такой вид патологического состояния человеческого организма довольно часто проявляется среди детей во время употребления пищи, которая богата плодовым сахаром.

Если говорить о симптомах непереносимости фруктозы, то сюда следует отнести тошноту, рвоту, гипогликемию и гепатомегалию.

К лечению недуга следует приступать своевременно, поскольку эта патология может спровоцировать даже смертельный исход.

Невосприятие фруктозы и гиперчувствительность по отношению к ней человеческий организм проявляет практически одинаково. Симптомы непереносимости фруктозы у взрослых и аллергии на это вещество во многом схожи.

Прежде всего сюда следует отнести зудящий синдром на коже, а также на слизистых оболочках.

Признаки непереносимости фруктозы включают в себя характерную сыпь, болезненность в эпигастральном отделе, сбои в системе пищеварения, в том числе и нарушение стула.

Что касается аллергических проявлений, то они наблюдаются на фоне иммунной реакции человеческого организма на конкретные раздражители.

В этом случае провоцирующим фактором является фруктоза, которая была употреблена человеком.

Организм воспринимает данное вещество как чужеродное, в результате чего он вырабатывает большое количество защитных антител, называемых иммуноглобулинами. Именно они и вызывают аллергические симптомы.

Во время пищевой непереносимости такой реакции не наблюдается. Специалисты полагают, что увеличенная чувствительность к углеводам связана с формированием иммуноглобулинов типа G, которые являются несвойственными для аллергии.

Чтобы развился пищевой синдром, человеку достаточно употребить небольшое количество аллергенов, в результате чего начинают возникать соответствующие симптомы. А при непереносимости фруктозы наблюдается запоздалая реакция, в основном через несколько дней после поедания определенных продуктов.

Статистика говорит о том, что появление признаков непереносимости конкретного вида пищи диагностируется намного чаще, чем аллергические реакции на тот или иной компонент. В данном случае речь идет о фруктозе.

Характерная симптоматика непереносимости фруктозы в основном наблюдается у тех лиц, которые страдают нарушением обмена веществ, болезнями желудочно-кишечного тракта. Кроме этого, данной патологии подвержены те люди, которые злоупотребляют курением или ведут малоподвижный образ жизни.

Проявление симптомов непереносимости у детей и взрослых

Если была диагностирована специалистом непереносимость фруктозы, то признаки у взрослых могут возникнуть даже при употреблении небольшого количества данного вещества.

Сюда прежде всего следует отнести сахарозу. В человеческом организме сахар формируется во фруктозу, при этом снижается количество его содержания в крови.

Непереносимость фруктозы у ребенка и взрослого будет протекать со следующими симптомами:

  • усиленное потоотделение;
  • дрожание конечностей;
  • делимитация в пространстве;
  • болезненные ощущения в эпигастральном отделе;
  • тошнота и рвота;
  • судороги.
  • кома, которая возникает в более тяжелых случаях.

Если больной на протяжении длительного времени питается неправильно и включает в свой рацион продукты с содержанием фруктозы, то нарушается деятельность работы печек, что потребует в дальнейшем терапии иной специфики.

Причины проявления непереносимости

причина непереносимости фруктозы заключается в отсутствии в человеческом организме ферментов, расщепляющих в сахар полезные вещества. Параллельно с этим усиливает действие пищевого отторжения ослабленная иммунная система.

Фруктозо-1-фосфатальдолаза способствует обычному перевариванию пищи, а также выводит все неусвоенные остатки продуктов питания. Если будет наблюдаться недостаток этого фермента, начнется процесс гниения непереваренных продуктов в человеческом организме, а также процессы брожения.

При этом фруктоза не будет расщепляться, останется в человеческом организме в виде нежелательных вредных скоплений.

В наиболее тяжелых случаях количество плодового сахара провоцирует цирроз печени, а также приводит к возникновению проблем в работе желудочно-кишечного тракта. У взрослых причины негативной реакции на фруктозу заключаются в следующем:

  • Нерегулярное питание или постоянное переедание.
  • Чрезмерное употребление фруктов, меда, фруктовых соков, сладостей.
  • Слишком раннее введение прикорма у новорожденных.
  • В большом количестве употребление фруктов, сладостей, меда, соков и сиропов матерью, которая кормит малыша грудью.
  • Повышенная чувствительность человеческого организма к данному компоненту.
  • Наследственная предрасположенность к аллергическим реакциям.
  • Патологические болезни поджелудочной.
  • Наследственная или врожденная непереносимость фруктозы у грудничков.

Новорожденные дети, которые имеют генетический тип непереносимости данного компонента, уже после появления на свет должны быть переведены на специальное кормление, в котором не будет содержаться фруктоза.

Диагностика непереносимости фруктозы проводится в то время, когда возраст малыша составляет три месяца.

Для таких детей разработаны специальные тесты и пробы с нагрузкой, в результате которых выясняется, необходимо ли дальше придерживаться диеты или же можно ее отменить.

Проявления непереносимости у грудничков

Полноценно непереносимость на данное вещество развивается у грудничков, которым она была передана наследственным путем.

Младенец из-за заболевания не получает необходимого количества полезных овощей и фруктов, из-за чего некоторые системы его организма развиваются весьма медленно, а также не справляются со своими основными функциями.

Тело неспособно набрать достаточную массу, появляются расстройства желудка и колики. У грудничка причинами развития непереносимости фруктозы могут быть следующие:

  • Беременная женщина включала в свой рацион большое количество продуктов, которые содержат в себе плодовый сахар.
  • Был неправильно составлен рацион грудничка. Избыточное количество фруктов или их дефицит не приносят пользы организму ребенка.
  • Малыш слишком часто передает. По этой причине остатки еды начинают скапливаться в желудке, после чего загнивают и бродят.

Когда пациент обращается в медицинское учреждение, специалист должен назначить ряд диагностических мероприятий, благодаря которым выявляется непереносимость. Прежде всего следует собрать сведения о характере проявляющихся симптомов, давности их появления, предшествующих факторах. Кроме этого, нужно выяснить, имеется ли у пациента наследственная предрасположенность к подобной патологии.

После этого назначаются лабораторные анализы, например биохимия крови. В некоторых случаях проводится ДНК-исследование, в результате которого выявляется мутация в генах. В обязательном порядке сдаются общие анализы крови и мочи, проверяется уровень сахара в биологической жидкости.

При помощи биопсии определяется состояние печени, а также активность вырабатываемого фермента, способствующего расщеплению фруктозы.

Параллельно с этим специалист проводит специальный тест, который провоцирует реакцию на простейший углевод. Во время этой процедуры человеку вводится определенное количество вещества, после чего исследуется образец крови на имеющиеся изменения. Благодаря такой диагностике и определяется непереносимость фруктозы.

Методы лечения

При имеющейся гиперчувствительности к углеводам из рациона следует исключить продукты, являющиеся аллергенами. К таковым относятся те, в составе которых имеется фруктоза. Даже в небольшом количестве она способна вызвать характерные симптомы. Чтобы вывести попавшие в организм аллергены, применяются препараты-сорбенты.

Устранить неприятные проявления непереносимости можно при помощи антигистаминных средств, которые провоцируют блокировку продукции гистамина.

Особенности питания

Лечение непереносимости фруктозы подразумевает исключение некоторых ингредиентов из всего рациона. Прежде всего к запрещенным продуктам относятся следующие:

  • Дыня, груша, слива, яблоко, вишня, картофель, брокколи, сладкий перец, цветная капуста.
  • Паста и соус на основе фруктов с фруктозой.
  • Мед и другие продукты пчеловодства.
  • Крепленое вино.

В пищу разрешается употреблять те продукты, в составе которых глюкоза содержится в большем количестве, чем фруктоза. К таковым следует отнести малину, клубнику, чернику, клюкву, мандарины, апельсины, киви, бананы.

Также необходимо будет отказаться от конфет, сахара, жевательных резинок, сладкой кондитерской выпечки, кексов и печенья.

Особенности диеты

При непереносимости продуктов, в составе которых содержится фруктоза, их необходимо полностью убрать из ежедневного питания. В комплексе с такой диетой принимаются лекарства, которые обладают абсорбирующим воздействием. Именно они помогают выводить раздражающие компоненты из организма.

Чтобы избавиться от кожной сыпи, можно применить местные препараты с противоаллергическим эффектом.

Профилактические методы

Чтобы устранить наследственную предрасположенность к данной патологии, к сожалению, не существует никаких средств. Можно лишь применить меры по предотвращению признаков непереносимости.

Для этого надо исключить из рациона продукты, в составе которых содержится фруктоза, не передать, принимать глюконат кальция в целях профилактики, а также своевременно лечить и выявлять болезни желудочно-кишечного тракта.

Заключение

Непереносимость фруктозы является проблемой, которая у пациентов присутствует на протяжении всей их жизни. Однако с данной патологией возможно бороться. Благодаря соблюдению профилактических мер многим пациентам удается избежать неприятных симптомов и нежелательных осложнений.

Источник: http://fb.ru/article/407520/neperenosimost-fruktozyi-prichinyi-klassifikatsiya-simptomyi-provedenie-testov-korrektsiya-i-printsipyi-pitaniya

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.